Главная
Регистрация
Вход
Среда
22.11.2017
22:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки Птеродактиля
Сайт Ирины Гавришевой

Меню сайта

Категории
Мысли вслух [63]
Размышления о жизни и вещах, происходящих в ней.
О людях [31]
Записки птеродактиля о людях, а чаще всего больше чем просто людях, встретившихся на пути.
Мои дети [14]
Записки и прочее о моих подопечных
Родом из детства [24]
Детские воспоминания
Птеродактиль - путешественник [13]
Путевые заметки
Разное [10]
Мое - всякое и разное
Не мое [23]
Интересные статьи, притчи и т. д.
Пресса [29]
Статьи и сюжеты обо мне или со мной в СМИ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Реклама

Форма входа


Поиск

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Мои дети

В ожидании спасения
«В Запорожье под угрозой жизнь 120 детей, страдающих лейкозом и другими гематологическими заболеваниями. Вышел из строя единственный в регионе сепаратор клеток крови», — этими словами начинался июльский сюжет, показанный в «Подробностях» на телеканале «Интер». А через два месяца чисто случайно я узнала, что проблема так и не решена. Чтобы понять почему, направилась в областную детскую больницу города Запорожья, в отделение гематологии. 

Сепаратор клеток крови — специальное устройство, на котором из крови доноров выделяют тромбоциты (клетки, которые отвечают за свертываемость крови). В случае возникновение кровотечений одна-две дозы тромбоконцентрата — способны спасти жизнь человеку. Особенно это касается людей, прошедших химиотерапию. В Запорожской области такой аппарат был один, и он сломался. Последняя доза спасительного тромбоконцентрата досталась семилетнему Владику Гавриличеву. Кровотечение смогли остановить, ребенок выжил... тогда... Его мать сделала все возможное, чтобы сепаратор как можно быстрее заменили. Она звонила на «Интер», писала письма в местные газеты. Но 30 августа у Владика снова открылось кровотечение. Без тромбоконцентрата остановить его было невозможно. Ребенок погиб... 

«День» обратился к главврачу областной детской больницы Владимиру Бессикало с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию. «Благодаря той шумихе, которую подняли родители детей, областной совет выделил деньги на покупку нового сепаратора. Через месяц он будет», — заверил меня Владимир Иванович. 

Но родители детей не верят этим обещаниям. Они говорят, что про этот месяц им повторяют с того самого дня, когда область осталась без столь необходимого оборудования. Родители боятся продолжать химиотерапию, ведь именно от нее повышается риск кровотечений. А без лечения ребенок погибнет от рака. И родителям детей приходится выбирать из двух зол меньшее. Те, кто имеет деньги или связи, отказываются делать такой выбор и увозят своих детей на лечение в другие клиники. Туда, где есть все необходимое оборудование, где есть условия для такого тяжелого и длительного лечения. Но это единицы, большинство же родителей просто каждый день молят Бога о том, чтобы кровотечение не открылось. 

Общаясь с родителями больных детей, я обратила внимание на одну деталь: те, чьи дети болеют давно, общаясь с новыми людьми надеются на их помощь и прямо о ней просят. А те, кто попал в отделение недавно, по большей части еще надеются на собственные силы. Но никто в отделении не рассчитывает на помощь государства... Почему? Наверное, потому, что с первого дня постановки диагноза государство бросает онкобольных детей и их родителей наедине с болезнью. А то, что оно делает для спасения детских жизней — капля в море. 

Во всем мире детский рак считается излечимым в 70 — 90%, в зависимости от формы. Разработаны эффективные схемы лечения. С каждым годом лечение становится все более «жестким», требующим дополнительной поддержки организма. Запорожских детей лечат по этим же протоколам, вот только выживаемость у нас значительно ниже. Почему? Потому, что на Западе не только убивают раковые клетки, но и борются с побочными эффектами химиотерапии. В случае кровотечений у врачей всегда под рукой тромбоконцентрат; если критически снижается иммунитет, то вводятся специальные препараты; в отделениях создаются почти стерильные условия, химиопрепараты вводятся с помощью специальных дозаторов и т. п. 

Запорожские онкобольные дети могут только мечтать об этом. Тромбоконцентрата в области нет уже более четырех месяцев, препараты для повышения иммунитета в больнице отсутствуют. Туалет находится за территорией отделения (!!!), дети вынуждены ходить туда мимо толп посетителей — кашляющих, чихающих, принесших на обуви всевозможные инфекции. Специальный дозатор — инфузомат — в отделении только один. И тот куплен волонтерами на деньги иностранных спонсоров. Практически нет химиопрепаратов, их родителям приходится покупать самим. А ведь их стоимость для большинства семей просто заоблачная. 

— Если бы не добрые люди со всей Украины и не только, которые узнали о нашем горе и помогли деньгами, то я бы, наверное, просто забрала ребенка и уехала домой, — сокрушается бабушка семилетнего Владика Волева. — А ведь Владик — сирота, мать погибла, когда ребенку было три года. Но мы вынуждены покупать все, от ваты и спирта до самых дорогих химиопрепаратов и антибиотиков. Шприцы и системы для капельниц и те бывают в отделении только эпизодически. Кроме того, на борьбу с развившимся у Владика от химиотерапии осложнением нужно до 400 грн. в день. Где обычная семья может взять такие деньги? 

Лечение еще одного ребенка-сироты Вити Барабанова, тоже почти полностью оплачивает молодая семья, которая только полтора года назад взяла его под опеку. А ведь их родной дочери только полтора года. 

Покупает почти все лекарства сама и Юля Полоникова, мать троих замечательных мальчишек, младшему из которых Кирюше только шесть месяцев. Старшему, четырехлетнему Юлиному сыну Русланчику, три месяца назад поставили диагноз «острый лейкоз». А позже у Кирюши выявили железодефицитную анемию. О том, как нелегко приходится многодетной семье, можно только догадываться. Ведь нужны деньги и на лечение мальчишек, и на их содержание. 

— Если бы не болезнь Руслана, мы были бы самой счастливой семьей на свете, — говорит Юля, — я ведь сирота, родители мужа уже пожилые, младших сыновей даже оставить дома не с кем, пока я тут с Русланчиком. Поэтому они по очереди находятся здесь, с нами. Болит душа за них, когда отправляю к знакомым и друзьям. Но сейчас главное — Руслана вылечить. Слава Богу, что совершенно незнакомые люди помогают деньгами на лечение Русланчика и специальные смеси для Кирюши. А без посторонней помощи не знаю, как бы мы были... 

Анализируя свои беседы с родителями больных детей, я поймала себя на мысли, что родители часто с благодарностью вспоминали простых людей: пенсионеров, студентов, мужчин, женщин, которые помогали, а временами и спасали их детей. Очень теплые отзывы слышала я и о волонтерах, которые стараются помочь деткам, ищут спонсоров. А вот система здравоохранения смогла только создать это отделение и оплачивать труд двух врачей. Два врача на 25 тяжелейших больных детей! Почему так? Почему отдельные граждане Украины способны спасать чужих и незнакомых детей, а государство в целом бросает этих детей на произвол судьбы? 

До того срока, к которому, по заверению чиновников, новый сепаратор клеток крови должен заработать, остается буквально неделя. Только Владика Гавриличева, чья мама буквально «выбила» на него деньги, уже не вернешь...





Источник: http://www.day.kiev.ua/171177
Категория: Мои дети | Добавил: Irinka (26.10.2006) | Автор: Гавришева Ирина
Просмотров: 2110 | Теги: мои дети, работа | Рейтинг: 4.5/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Банеры

Тэги
LQTS (1)

Наполнение и администрирование - Ирина Гавришева
Перепечатка материала только с разрешения автора (контакты)